WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОБРОСОСЕДСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ ПО ЗЕМЕЛЬНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ УКРАИНЫ Статья посвящена правовому регулированию добрососедских отношений в земельном законодательстве ...»

УДК 349.4 (477)

А. А. Лобов,

соискатель

при кафедре экологического права

Национальный университет

«Юридическая академия Украины

имени Ярослава Мудрого»,

г. Харьков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОБРОСОСЕДСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ ПО ЗЕМЕЛЬНОМУ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ УКРАИНЫ

Статья посвящена правовому регулированию добрососедских отношений в земельном

законодательстве Украины. Приводится их характеристика с помощью анализа и описания составляющих элементов этого вида правоотношений – субъектов, объектов и содержания. Обращается внимание на необходимость совершенствования этого института права, на проблему понимания его правовой природы и сущности.

Ключевые слова: земельное законодательство, субъекты и объекты добрососедских отношений, система правового регулирования земельных правоотношений.

С учетом тенденций развития земельной реформы на Украине особенно актуальным представляется вопрос о мирном сосуществовании собственников и пользователей соседних земельных участков. Одним из действенных правовых инструментов, призванных обеспечить цивилизованное использование земли, является институт добрососедства, получивший дальнейшее развитие с принятием Земельного кодекса Украины (далее – ЗК) [2; 2002. – № 3-4. – Ст. 27]. В современных условиях этот институт права наполняется новыми по содержанию нормами, утверждающими определенный алгоритм отношений между собственниками и пользователями соседних и смежных земельных участков путем соблюдения справедливого баланса их законных прав и интересов.



За своё почти десятилетнее существование нормы законодательства, регулирующие земельные отношения добрососедства, не подвергались комплексному научному исследованию. Вопросам правового регламентирования этих отношений уделяли внимание такие отечественные ученые, как Д. В. Бусуйок, П. Ф. Кулинич, Л. В. Лейба, И. В. Мироненко [См.: 1; 9; 15] и др. Но их интерес к добрососедству проявлялся через исследование иных научных проблем в сфере правовой регламентации земельных отношений.

Цель статьи – на основании анализа действующего земельного законодательства охарактеризовать правоотношения в сфере добрососедства. Для ее достижения необходимо проанализировать объекты и субъекты как основные элементы состава этих правоотношений, выяснить их содержание, привести классификацию правоотношений добрососедства. Поставленные задачи требуют исследования научных трудов по теории права, земельному, экологическому, гражданскому, римскому праву и пр. Теоретическую базу составляют работы таких правоведов, как Д. В. Бусуёк, И. Е. Косарев, П. Ф. Кулинич, И. Б. Новицкий, И. В. Мироненко, Г. Ф. Шершеневич [См.: 1; 8-10; 17; 22].

Согласно ч. 1 ст. 103 ЗК содержание добрососедства заключается в обязанности владельцев и пользователей соседних земельных участков выбирать такие способы использования последних в соответствии с их целевым назначением, при которых названным субъектам наносится наименьше неудобств (затенение, задымление, неприятные запахи, шумовое загрязнение и пр.). По положению ч. 2 ст. 103 ЗК не допускается вредное воздействие на соседние земельные участки, т. е. избрание способов землепользования, препятствующих пользованию ими по целевому назначению. Частью 3 ст. 103 ЗК на собственников и землепользователей возложена обязанность сотрудничать, при соблюдении права на землю каждого из них. П. Ф. Кулинич обоснованно отметил, что указанной нормой закона «регулируются не отношения добрососедства, а отношения совместного осуществления производственной деятельности собственниками и пользователями двух или больше земельных участков сельскохозяйственного назначения» [9, с. 29].





В соответствии со ст. 104 ЗК владельцы или землепользователи таких участков вправе требовать прекращения деятельности на соседнем земельном участке, осуществление которой может повлечь вредное воздействие на здоровье людей, животных, на воздух, земли и пр.

С нашей точки зрения, существующие нормы закона противоречат принципу правовой определенности, провозглашенному в решениях Европейского суда по правам человека по делам «ТолстойМилославский против Соединенного Королевства», «Стил и другие против Соединенного Королевства».

Суть данного принципа заключается в том, что правовые нормы должны соответствовать требованиям их доступности и предсказуемости, т. е. нормы должны быть сформулированы достаточно четко и понятно, чтобы гражданин мог регулировать свое поведение, предвидеть последствия, которые могут спровоцировать те или иные его действия [21]. Такой вывод обосновывается тем, что в законе использованы ключевые категории («неудобства», «недопустимое влияние», «вредное влияние»), не имеющие ни легального определения, ни толкования.

Термин «неудобства» с учетом лексического значения слова «удобный» [16, т. 1, с. 780] и ориентировочного трактования его содержания в самой статье целесообразно интерпретировать как неблагоприятные воздействия, обстоятельства, факторы, которые в определенной степени затрудняют, делают менее приятным или менее удобным для владельца пользование соседним земельным участком, но не препятствуют и не исключают эксплуатацию последнего по целевому назначению, т. е. не нарушают законные права или интересы соседа.

Согласно ст. 1 Закона Украины «Об обеспечении санитарного и эпидемического благополучия населения» № 4004-XII от 24 февраля 1994 г. [2; 1994. – № 27. – Ст. 218] вредное воздействие на здоровье человека – это воздействие факторов среды жизнедеятельности, что создает угрозу здоровью, жизни или трудоспособности человека либо здоровью будущих поколений. Других легальных дефиниций понятия «воздействие» в отечественном законодательстве не существует.

Как указано в ст. 1 Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте [7] термин «воздействие» означает любые последствия для окружающей среды планируемой деятельности, включая здоровье и безопасность людей, флору, фауну, почву, воздух, воду, климат, ландшафт, исторические памятники, иные материальные объекты или взаимосвязь между этими факторами.

Оно охватывает также последствия для культурного наследия или социально-экономических условий, являющихся результатом изменения этих факторов.

Учитывая ратифицированные Украиной международные нормативные акты, которые стали составной частью национального законодательства, воздействие в аспекте добрососедских отношений предлагается понимать как следствие целевого использования земли. При этом недопустимым является воздействие (ч. 2 ст. 103 ЗК), которое делает невозможным использование соседнего земельного участка по целевому назначению. Вредное воздействие (ст. 104 ЗК) создает или может создать угрозу материальным или нематериальным ценностям – объектам окружающей природной среды (кстати, использование такого понятия является более приемлемым, нежели перечень конкретных объектов, приведенный в ст. 104), здоровью и безопасности людей.

Кроме того, из-за несовершенства юридической техники содержание частей 1 и 2 ст. 103 ЗК допускает их неоднозначное понимание, что затрудняет правоприменение. Так, ч. 1 ст. 103 не устанавливает каких-либо прав и обязанностей субъектов отношений добрососедства, а лишь определяет рекомендуемые, но неконкретные границы их поведения, нарушение которых может вызвать разве что моральное осуждение: землевладелец или землепользователь вправе причинять неудобства соседу, но должен стараться, чтобы эти неудобства были минимальными. Опираясь на опыт других стран, например, на ст. 196 ГК Туркменистана [4] и § 906 ГК Германии [3], целесообразно изложить ч. 1 ст.

103 ЗК Украины в следующей редакции:

«Собственник и землепользователь не вправе требовать запрета допустимого воздействия (затенения, задымления, неприятных запахов, шумового загрязнения, вибрации, тепла и т.п.) с соседнего земельного участка на свой земельный участок, т.е. воздействия, являющегося следствием целевого использования земельного участка или экологически сбалансированной хозяйственной деятельности и не превышает установленные законами и другими нормативными актами допустимые пределы, стандарты и нормативы ».

Опираясь на предложенную дефиницию понятия «допустимое воздействие», предлагаем ч. 2 ст. 103 ЗК сформулировать следующим образом: «Владельцам и землепользователям запрещается использовать свои земельные участки такими способами, в результате которых собственники и землепользователи соседних земельных участков объективно лишаются возможности использовать их по целевому назначению (недопустимое воздействие)».

Статьей 105 ЗК установлено право владельца и пользователя земельного участка отрезать корни деревьев и кустов, их ветви, проникшие на его участок, без всякого согласования с собственником или пользователем соседнего участка, если такое проникновение создает препятствия для использования им своего земельного участка по целевому назначению. Нормами статей 106 и 107 ЗК закрепляются права и обязанности собственников земельных участков, а также порядок и критерии определения и восстановления общих границ. Эти предписания адресованы исключительно их владельцам, а употребленное законодателем в ч. 1 ст. 106 ЗК понятия «право» и, соответственно, обязанность способствовать установлению твердых границ неизбежно требует толкования его содержания. Статьями 108 и 109 ЗК урегулирован вопрос по возведению межевых сооружений и посадки деревьев между смежными участками. Указанные объекты по закону являются общей долевой собственностью пользователей (владельцев) смежных участков, в связи с чем на них и возложена обязанность содержать эти объекты в надлежащем состоянии, а также совершать в отношении их определенные действия исключительно с согласия (или по соглашению) между собой.

Из содержания приведенных норм ЗК следует, что субъектами добрососедских отношений являются владельцы и пользователи земли. К последним относятся лица, которые в установленном законом порядке приобрели право пользования земельным участком, т.е. титульные владельцы. С появлением в отечественном законодательстве правовой категории «приобретательная давность» (ст. 119 ЗК Украины, ст. 344 ГК Украины) актуальным оказался вопрос определения правого статуса лиц – владельцев имущества по давности. Анализируя проблему применения на практике норм о приобретательной давности, Д. Д. Луспеник сделал вывод: если третье лицо неправомерно лишает собственника имущества по давности владения им или оказывает ему в этом препятствие, последний вправе требовать восстановления нарушенного права в установленный законом срок и устранения препятствий по правилам, существующим для собственников. Преимущество лишь в том, что он является владельцем по давности, а его владение при наличии всех условий, указанных в законе, по истечении законодательно установленных сроков может превратиться в право собственности [12].

Эта точка зрения соответствует юридической природе приобретательной давности, поскольку без осуществления определенных прав и обязанностей, связанных с содержанием имущества, его использованием и т. п., невозможно добросовестно и открыто владеть известной вещью, в том числе и земельным участком. Таким образом, к субъектам добрососедских земельных отношений следует также отнести и владельцев по давности.

Рассматривая субъектный состав добрососедских правоотношений, необходимо обратить внимание на следующее обстоятельство. Еще в начале ХХ ст. И. Б. Новицкий отмечал, что нормы соседского права регламентируют различные вопросы добрососедства и в этом смысле они защищают интересы соседей.

Однако это не означает, что интерес общественный, публичный остается в стороне [17, с. 6, 7]. Основная идея заключается в том, что в результате практической невозможности разграничить интересы частные и публичные, к сфере добрососедских отношений следует отнести также и те проблемы (вопросы, конфликты), которые имеют повышенную актуальность для общества, а поэтому не могут быть положены только на усмотрение соседей без соблюдения определенных императивных предписаний со стороны государства (общества). Это прямо следует из содержания (а) ст. 56 КУоАП: соседи не вправе договариваться об уничтожении межевых знаков, обозначающих границу между их земельными участками, поскольку такие действия влекут административную ответственность [2; 1984. – Приложение к № 51. – Ст. 1122] и (б) ст. 28 Закона «О природно-заповедном фонде Украины»: соседи по своему усмотрению или по взаимному согласию не вправе решать вопрос о проникновении на их земельные участки корней кустов и деревьев, когда речь идет об охранных зонах объектов природно-заповедного фонда [2; 1992 – № 34. – Ст. 502] либо об объектах растительного мира, занесенных в Зеленую книгу Украины [21]. Следовательно, общество в лице государства является полноправным субъектом добрососедских правоотношений.

Объектом добрососедских правоотношений прежде всего является земельный участок. Определение в ч. 1 ст. 79 ЗК Украины понятия «земельный участок» как объекта земельных правоотношений, его соотношение с категориями «земля», «земли» являются предметом научных дискуссий. Определения понятия «земельный участок» обоснованы такими учеными, как М. В. Шульга [23, с. 18], В. В. Носик [18, с. 188], Н. В. Илькив [5, с. 11], И. В. Мироненко [14, с. 50, 52], П. Ф. Кулинич [10, с. 317] и др.

Сформулированные ими позиции и подходы к его толкованию как объекта земельных правоотношений, без сомнения, будут скорректированы, поскольку со вступлением в силу Закона Украины «О Государственном земельном кадастре» № 3613 от 7 июля 2011 г. [19; 2011 – № 60. – Ст. 2405] в правовой оборот введено конструкцию «формирование земельного участка», которая заключается в трактовке земельного участка как объекта гражданских прав (ч. 1 ст. 79 ЗК).

В разрезе этих законодательных новелл следует считать, что определенная часть земной поверхности, имеющая определенное местоположение, приобретает статус земельного участка – объекта гражданских прав – исключительно после прохождения установленной законом процедуры его формирования и государственной регистрации (ч. 9 ст. 79 ЗК). По нашему убеждению, законодатель безосновательно сузил юридический признак земельного участка только субъективными гражданскими правами. Полноценным юридическим признаком последнего должно быть единство субъективных прав и обязанностей относительно земельного участка как объекта земельных отношений, включающих отношения земельно-гражданские, земельно-экологические и просто земельные [10, c. 82].

В гл. 17 ЗК при характеристике земельных участков используются термины «соседние» и «смежные». Исходя из их лексического значения [16, т. 3, с. 484, 476] эти слова практически являются синонимами. Но анализ содержания норм гл. 17 ЗК указывает, что в статьях 103 и 104 термин «соседний»

(земельный участок) употребляется в широком смысле, ибо им охватываются не только смежный или прилегающий земельный участок, но и те, которые не имеют общей границы. Нормами статей 105 – 109 ЗК урегулированы ситуации, касающиеся именно смежных земельных участков, т. е. тех, которые имеют общую границу.

К объектам правовой охраны в добрососедских правоотношениях относятся границы земельных участков, межевые знаки, а также деревья и кустарники, которые стоят на меже этих участков. Закон выделяет 2 вида межи – собственно межа и твердая межа. Первая – это совокупность условных линий, образующих замкнутый контур и разграничивающих земельные участки. Границы земельного участка в натуре закрепляются специальными межевыми знаками установленного образца, которыми устанавливается местоположение поворотных точек его границ на местности [6]. Законодательного же определение понятия «твердая межа» не существует, однако по смыслу закона под ним следует понимать природные или искусственные объекты, разделяющие земельные участки.

Данная характеристика основных элементов добрососедских правоотношений свидетельствует, что последние не являются однородными. И. В. Мироненко, положив в основу критерий направления правового регулирования, предложил структурно разделить нормы гл. 17 ЗК на 2 группы: (а) отношения по осуществлению косвенных воздействий на соседние земельные участки, не связанные с непосредственным нарушением их границ (статьи 103 и 104 ЗК) и (б) отношения относительно разграничения смежных владений и предотвращения непосредственного нарушения их границ (статьи 105 –109 ЗК) [15, с. 96].

Такой подход хотя и соответствует общепризнанным в юридической науке возможным путям разрешения конфликтов между соседями – землепользователями [13, с. 223, 224], однако не отражает в полной мере содержания добрососедских отношений, которые предлагаем разделить на следующие 4 группы. Это отношения, связанные (а) с опосредованными воздействиями между соседними или смежными земельными участками (части 1 и 2 ст. 103 и ст. 104 ЗК); (б) с прямыми воздействиями между смежными земельными участками (ст. 105 ЗК); (в) с определением и восстановлением границ между смежными земельными участками (статьи 106 и 107 ЗК); (г) с использованием, содержанием объектов, образующих межу или находящихся на меже между смежными земельными участками (статьи 108 и 109 ЗК).

Рекомендуемая классификация, по нашему мнению, более достоверно воспроизводит логику законодателя относительно установления меж между земельными участками, содержания и направления правового регулирования добрососедства в земельных отношениях.

Считаем необходимым обратить внимание на следующее обстоятельство. Еще со времен римского права научная мысль идентифицировала добрососедство как один из видов ограничений права частной собственности на землю в интересах соседей, которое реализуется путем закрепления запретов или возложения на субъектов этих правоотношений дополнительной обязанности по совершению действий, связанных с приобретением, использованием и отчуждением земельных участков. Именно такой позиции место добрососедства в земельном праве определяют современные отечественные ученые, в частности И. В. Мироненко [14, c. 144] и Д. В. Бусуйок [1, с. 10].

Обратим внимание на положения пункта е) статей 91 и 96 ЗК, согласно которым собственники и пользователи земли обязаны соблюдать правила добрососедства и ограничений, связанных с установлением сервитутов и охранных зон. Глава 17 «Добрососедство» структурно входит в разд. III ЗК «Права на землю», к которому относятся еще 4 главы – «Право собственности на землю», «Право пользования землей», «Право земельного сервитута», «Ограничение прав на землю». Как видим, институту добрососедства законодатель отводит особое место в системе норм, регулирующих права на землю, отделяя его от ограничений прав на землю. Такой вывод следует из сравнительного анализа норм глав 17 и 18 настоящего Кодекса. Статьей 111 ЗК в редакции Закона Украины «О Государственном земельном кадастре» установлен исчерпывающий перечень видов ограничений в использовании земель, которые с учетом их содержания не могут быть отнесены к добрососедским отношениям. Закрепленный в п. б) ч. 2 ст. 111 ЗК запрет на осуществление отдельных видов деятельности в этом случае должен расцениваться как предусмотренный законом возможный способ (путь) разрешения конфликта, возникшего вследствие нарушения предписаний статей 103 и 104 настоящего Кодекса по предотвращению недопустимых, вредных воздействий. Глава 17 ЗК не содержит норм, как-то ущемляющих права землепользователей. Разделяя позицию таких ученых, как Г. Ф. Шершеневич [22, с. 245], И. Б. Новицкий [17, с. 7] и И. Е. Косарев [8], рекомендуем рассматривать добрососедство как совокупность правовых норм, которыми определяются пределы реализации права пользования землей с учетом частного и публичного интереса.

Добрососедство занимает особое место в системе земельных правоотношений. Нормы гл. 17 ЗК Украины именно и призваны обозначить ту грань в землепользовании, за которой начинается нарушение прав других лиц – соседей или интересов общества. Институт добрососедства в земельном праве включает в себя, с одной стороны, общие нормы, содержащие принципиальные основы добрососедства в земельных отношениях (статьи 103 и 104 ЗК), а с другой – нормы, которыми урегулированы конкретные ситуации, возникающие между соседями-землепользователями (ст. 105 ЗК). Проанализированные в статье элементы состава добрососедских правоотношений указывают на необходимость конкретизации и совершенствования этого института земельного права. При этом научные исследования в данном направлении следует осуществлять с учетом общепризнанной тенденции доминирования и приоритета интересов общественных над частными в использовании земли и предлагаемых изменений в ЗК Украины.

Список литературы: 1. Бусуйок Д. В. Правове регулювання обмежень прав на землю в Україні: автореф. дис. на здоб. наук.

ступ. канд. юрид. наук: 12.00.06. / Д. В. Бусуйок. – К., 2005. – 20 с. 2. Відомості Верховної Ради України. 3. Гражданский кодекс Германии [Электрон.ресурс]. – Режим доступа: http: //www. duma. gov.ru/ sobstven/ analysis/ land/ 140404frg 23.htm. 4. Гражданский кодекс Туркменистана Сапармурата Туркменбаши [Электрон. ресурс]. – Режим досутупа: http://aarhus.ngotm.org/Tm_law/Gr_kod/Index.htm. 5. Ільків Н. В. Оренда земель сілськогосподарського призначення: теоретичні й практичні аспекти:

моногр. / Н. В. Ільків; за заг. ред. Н. І. Титової. – Л.: ЛьвДУВС, 2008. – 296 с. 6. Інструкція про встановлення (відновлення) меж земельних ділянок в натурі (на місцевості) та їх закріплення межовими знаками: затв. наказом Держкому із земельних ресурсів України за № 376 від 18.05.2010 р. [Електрон. ресурс]. – Режим доступу: http://zakon.nau.ua/doc/?uid=1194.415.3&nobreak=1. 7. Конвенція про оцінку впливу на навколишнє середовище у транскордонному контексті [Еспо, Фінляндія; 25.02.1991 р.] [Електрон. ресурс]. – Режим доступу: http://zakon.nau.ua/doc/. 8. Косарев И. Э. Право ограниченного пользования чужим имуществом: сервитуты / И. Э. Косарев // Правоведение. – 1996. – № 3 – С. 99–109. 9. Кулинич П. Ф. Право добросусідства за земельним законодавством України / П. Ф. Кулинич // Земельне право України. – 2006. – № 1. – С. 25-33. 10. Кулинич П. Ф. Правові проблеми охорони і використання земель сільськогосподарського призначення в Україні: моногр. / П. Ф. Кулинич. – К.: Логос, 2011. – 688 с. 11. Кулинич П. Ф. Предмет земельного права України / П. Ф. Кулинич // Право України. – 2008. – № 9. – С. 81-87. 12. Луспеник Д. Д. Спори про набувальну давність: проблеми теорії і судової практики / Д. Д. Луспеник // Юрид. журн. – 2006. – № 5 [Електрон. ресурс]. – Режим доступу:

http://www.justinian.com.ua/magazine.php?id=65. 13. Маттеи У. Основные положения права собственности / У. Маттеи, Е. А. Суханов. – М.: Юристъ, 1999. – 384 с. 14. Мироненко І. В. Зміст і межі здійснення права приватної власності на землю в Україні: дис. … канд.

юрид. наук: 12.00.06. / Мироненко Ігор Віталійович. – Івано-Франківськ, 2008. – 208 с. 15. Мироненко І. В. Поняття та зміст відносин добросусідства / І. В. Мироненко // Підпр-во, госп-во і право. – 2009. – № 11. – С. 95–98. 16. Новий тлумачний словник української мови [У 3-х т.] уклад.: В. Яременко, О. Сліпушко. – [2-е вид.]. – К.: Аконіт, 2008. – Т. 1. – 850 с.; Т. 3. – 920 с. 17. Новицкий И. Б. Право соседства. Рамки и значение проблемы / И. Б. Новицкий // Право и жизнь. – 1924. – Кн. 5/6. – С. 3-12. 18. Носік В. В. Право власності на землю Українського народу: моногр. / В. В. Носік. – К.: Юрінком Інтер. – 2006. – 544 с. 19. Офіційний Вісник України. 20. Положення про Зелену книгу України: затв. наказом Мінекономбезпеки України за № 17 від 19.02.1997 р. [Електрон. ресурс]. – Режим доступу:

http://zakon2.rada.gov.ua/. 21. Рішення Європейського суду з прав людини / [Електрон. ресурс]. – Режим доступу:

http://www.eurocourt.in.ua/. 22. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права / Г. Ф. Шершеневич. – [6-е изд.]. – Спб: Изд.

бр. Башмаковых: Тип. СПб. т-ва печ. и изд. дела «Труд», 1907. – 815 c. 23. Шульга М. В. Актуальные правовые проблемы земельных отношений в соверменных условиях: моногр. / М. В. Шульга. – Харьков: Фирма «Консум», 1998. – 224 с.

ЗАГАЛЬНА ХАРАКТЕРИСТИКА ДОБРОСУСІДСЬКИХ ПРАВОВІДНОСИН ЗА ЗЕМЕЛЬНИМ

ЗАКОНОДАВСТВОМ УКРАЇНИ

Лобов О. А.

Стаття присвячена правовому регулюванню добросусідських відносин у земельному законодавстві України. Наводиться їх характеристика за допомогою аналізу й опису складників цього виду правовідносин

– суб’єктів, об’єктів і змісту. Звертається увага на необхідність удосконалення цього інституту права, на проблему розуміння його правової природи й сутності.

Ключові слова: земельне законодавство, суб’єкти і об’єкти добросусідських відносин, система правового регулювання земельних правовідносин.

–  –  –



Похожие работы:

«ШАМБОРСКИЙ Виктор Николаевич РАЦИОНАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ, АЛГОРИТМЫ ДИАГНОСТИКИ И АНАЛИЗА ЛЕЧЕНИЯ ОСТРОГО ОДОНТОГЕННОГО ОСТЕОМИЕЛИТА ЧЕЛЮСТЕЙ Специальность: 03.01.09 Математическая биология, биоинформатика (медицинские науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских на...»

«РАДИАЦИОННЫЕ И РАДИОБИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Содержание Первые радиобиологические эксперименты в ОИЯИ Создание сектора биологических исследований Становление отдела биофизики ЛЯП Отделение радиационных и радиобиологических исследований ОИЯИ Международное сотрудничество Подготовка научных кадров Первые радиобиологи...»

«ИЗУЧЕНИЕ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ СТРУКТУРЫ ВИСЦЕРАЛЬНЫХ СИСТЕМ В ИНСТИТУТЕ ФИЗИОЛОГИИ им. И.П. ПАВЛОВА РАН (к 80-летию создания Института) А.Д. Ноздрачев Начиная с 60-х годов, после избрания директором акад. В.Н. Черниговского, основные направления исследований Института, начатые еще при жизни И.П. Павлова, пр...»

«Принята на заседании приемной комиссии ВолгГТУ протокол № 1 от 16.11.2015 Программа вступительного испытания по биологии в Волгоградский государственный технический университет I. Общая биология Биология наука о жизни. Значение биологической науки для сельског...»

«Пояснительная записка. Рабочая программа составлена на основе программы авторского коллектива под руководством И.Н. Пономаревой, рассчитанной на 68 часов (2 урока в неделю), в соответствии с учебником, допущенным Министерством образования Российской Федерации: Драг...»

«1 Н.П. Алешина Парикмахерское дело МАТЕРИАЛОВЕДЕНИЕ МАТЕРИАЛОВЕДЕНИЕ ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие Глава I. Краткие сведения из истории развития парфюмерии и косметики Глава П. Исходное сырье для парфюмерно-косметических товаров. § 1. Кислоты, основания и соли. § 2. Жиры § 3. Воск...»

«О.Н. Каледин Табу человека КОМПАНИЯ СПУТНИК + Москва 2008 © Каледин О.Н. Табу человека I, 2008 г. ББК 88.37 К 17 Каледин О.Н. К17 Табу человека. М.: Издательство «Спутник+», 2008. 425 с. ISBN 978-5-9973-0022-7 В «Табу Человека» часть I изложена авторская концепция личности, основанная на 18-летней психокоррекц...»

«ОЛЕЙНИК Алла Геннадьевна МОЛЕКУЛЯРНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ ГОЛЬЦОВ РОДА SALVELINUS: ФИЛОГЕНЕТИЧЕСКИЕ И ФИЛОГЕОГРАФИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ 03.02.07 – генетика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук Владивосток – 2013 Работа выполнена в лаборатории генетики Федерального государственного бюджетно...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.