WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«Оружие массового уничтожения: мифы и реальность Наталия Ивановна Калинина. Происходящее после десятилетий холодной войны переосмысление национальных и блоковых стратегий обеспечения ...»

Оружие массового уничтожения: мифы и реальность

Наталия Ивановна Калинина.

Происходящее после десятилетий "холодной войны" переосмысление национальных и

блоковых стратегий обеспечения безопасности выявило парадоксальность ситуации: в

пылу установления стратегического паритета участники противоборства "упустили"

проблему распространения оружия массового уничтожения (ОМУ).

По разным оценкам более 30 государств мира располагают потенциалом для создания

ядерного, химического, биологического оружия и средств его доставки.

С точки зрения проблемы распространения ОМУ особый интерес представляют следующие три группы стран:

*страны, уже обладающие оружием массового уничтожения, но официально этот факт не признающие (к примеру, Израиль, Пакистан, Индия). Наличие таких стран, наряду с официально существующим «ядерным клубом», в который входят только 5 государств, не может не оказывать негативного влияния на процесс расползания ОМУ;

*«пороговые» страны, то есть те, руководства которых приняли соответствующие политические решения, при этом имеющаяся у них техническая и научная база, а также исследования в области создания ОМУ могут позволить в достаточно близкой перспективе стать обладателями такого оружия;

*«околопороговые» страны, то есть государства, принявшие программу создания (или обладания) ОМУ, приступившие к ее реализации, но еще не достигшие адекватного программе научного и технического потенциала.

Учитывая заинтересованность таких стран в сохранении тайны наличия или желания производить ОМУ, на сегодняшний день четко определить состав каждой группы невозможно.

Для того, чтобы понять природу процесса «расползания» ОМУ, необходимо хотя бы ориентировочно знать, какие субъективные и объективные факторы могут стимулировать стремление отдельных стран к его обладанию. И может ли мировое сообщество, понимающее опасность для цивилизации «расползания» ОМУ, нивелировать эти факторы.

Во внутренней пропаганде стран, взявших курс на обладание ОМУ, нередко обыгрываются следующие мотивы:

*мотив «дискриминации», основанный на том, что страна, не имеющая в своей системе национальной безопасности ОМУ, как фактора сдерживания или устрашения, не может занять соответствующего места в иерархии развитых стран;

*мотив «страха», связанный с выводом о том, что государство (государства), рассматриваемое по тем или иным соображениям в качестве потенциального противника, имеет ОМУ или может опередить в его обладании;

*мотив «сдерживания», связанный с созданием у потенциального противника уверенности в неизбежности ответного удара;

*мотив «победы», связанный со стремлением достичь подавляющего и быстрого преимущества в возможном вооруженном конфликте с помощью ОМУ;

*мотив «крайней

–  –  –

ОМУ, когда в ходе вооруженного конфликта существует прямая угроза полного военного поражения.

Признаки создания или обладания оружием массового уничтожения Их условно можно разделить на 4 группы. Это признаки политического, экономического, научно-технического и военно-технического характера.

К общим признакам политического характера можно отнести:

• принятие руководством страны соответствующего политического решения, без наличия которого реализация программы создания ОМУ в конкретной стране невозможна.

Учитывая, что такие решения государство не афиширует, о них можно судить либо по данным разведки, либо по комплексу косвенных признаков.

Например, таким, как:

• неприсоединение к международным договорам в области разоружения и ликвидации ОМУ;

• отказ в посещении некоторых объектов промышленного и военного назначения международными инспекторами;

• наличие в стране управленческих структур, непосредственно подчиняющихся высшему политическому руководству или военному командованию страны;

• отсутствие официальной реакции на обвинение государства в намерениях создать ОМУ;

• открытая или скрытая поддержка стран, которые практически встали на путь создания ОМУ и некоторые другие.

К общим признакам экономического характера можно отнести:

• динамику роста военного бюджета, особенно в странах со слаборазвитой экономикой;

• динамику роста расходов по специфическим гражданским отраслям промышленности (энергетика, химическая и биологическая промышленность, космические исследования и т.д.);

• наличие соответствующих ядерных, химических и биологических программ, даже если они декларируются как защитные;

• наличие в структуре импорта компонентов ОМУ, сырья для его производства, специализированного оборудования, «двойных» технологий (особенно закупка развивающейся страной суперкомпьютера или намерение создать достаточно мощную компьютерную сеть, что может обеспечить компьютерное моделирование ОМУ без натурных испытаний) и некоторые другие.

К общим признакам научно-технического характера можно отнести:

• возможность получения сырья и материалов, необходимых для производства ОМУ;

• наличие энергоемких научно-технических программ и обеспеченность их национальных кадрами;

• наличие в стране системы подготовки высококвалифицированных специалистов соответствующих отраслей науки и техники;

• рост подготовки специалистов (атомщиков, химиков, биологов) на базе научно-технических центров высокоразвитых стран;

• привлечение в свои научные центры ученых и инженеров из других стран и некоторые другие.

Важно заметить, что именно кадровая составляющая лежит в основе возможности создания ОМУ собственными силами. К примеру, по данным японских экспертов, для создания ядерного оружия стране необходимо иметь не менее 1300 инженеров и 500 ученых, при этом доля специалистов-атомщиков среди них должна составлять не менее 6,5%-8% (около 120 высококвалифицированных специалистов-атомщиков различных специальностей). К сожалению, разработки химического и биологического оружия могут проводиться существенно меньшим числом ученых и с меньшей квалификацией (деятельность секты Aum Shinrikyo, ее попытки применения ботулинического токсина и возбудителя сибирской язвы, а также применение зарина в Токийском метро с большим числом пораженных – этому пример).

К общим признакам военно-технического характера можно отнести:

• создание в армии технических служб, способных к использованию ОМУ, и наличие соответствующего квалифицированного персонала;

• создание укрепленных и защищенных объектов и хранилищ повышенной защищенности;

• создание или приобретение средств доставки;

• проведение НИР и НИОКР по разработке определенных типов зарядов;

• активные работы в области ракетных технологий или их закупки;

• укрепление разведывательных служб и усиление разведывательной работы;

• наличие развитой системы гражданской обороны и некоторые другие.

Распространение оружия массового уничтожения – не миф, а реальная угроза всеобщей стабильности В период «холодной войны» опасность использования ОМУ в военных конфликтах в основном предопределялась тем, что в противоборство могло быть втянуто небольшое число государств, непосредственно обладающих ОМУ.

Прекращение существования двухполюсного мира, сопровождаемое распадом ряда государств, изменило конфигурацию военного противостояния. И в настоящее время наблюдаемое возрастание региональных споров территориального или политического характера приводит к расширению конфликтного пространства, частью которого стала даже развитая Европа, примером чему может служить активность исламского мира в поддержке мусульман Боснии и Герцеговины. Такая же негативная тенденция просматривается и в конфликтах на территории бывшего СССР: на Северном Кавказе, в Закавказье, в Средней Азии, что, к сожалению, может привести к созданию «благодатной» почвы для вовлечения в них других государств, часть из которых имеет или претендует на обладание ОМУ. Может ли сегодня, к примеру, кто-либо из политиков гарантировать, что в случае перехода индийскопакистанского конфликта в кризисную стадию не будет применено ОМУ? Такой же вопрос можно задать и относительно способов разрешения конфликта на Корейском полуострове и во многих других случаях, которые либо уже имеют место, либо могут появиться в любой момент.

В совокупности, приведенные примеры, наряду с наличием «традиционных» зон повышенного риска (Ближний Восток, район Персидского залива, Южная Азия, Северо-Восточная Азия), свидетельствуют о том, что опасность распространения ОМУ приобретает все более четкие очертания и все более глобальный характер.

Еще более серьезную обеспокоенность вызывает глобализации терроризма и возможность использования ОМУ террористами и террористическими организациями. С середины 60-х годов до середины 80-х годов, то есть за период в 20 лет, эксперты специальной международной группы по предотвращению ядерного терроризма насчитали свыше 150 инцидентов на ядерных объектах различной степени опасности: взрывы, нападения, убийства и похищения сотрудников, кражи расщепляющихся материалов и компонентов оборудования. Судя по имеющейся информации, количество такого рода инцидентов имеет тенденцию к возрастанию.

Все большую тревогу вызывают намерения, а иногда и действия, международных криминальных структур по организации нелегальной торговли расщепляющимися и другими особо опасными материалами, документацией по технологиям ОМУ, отдельными узлами для изготовления ядерного взрывного устройства, и как следствие – возрастающую опасность терроризма с использованием ОМУ.

Терроризм с применением ОМУ из сюжета приключенческих сегодня превращается в реальную угроза всеобщей стабильности.

Осознание этого привело к объединению руководства развитых стран в рамках разработанной и принятой на саммите в Кананаскисе в 2002 году новой политической инициативы Глобального партнерства стран «Большой восьмерки»

против распространения ОМУ. Неудачные попытки многих государств справиться даже с «физическим» терроризмом на своих территориях «в одиночку» заставили страны объединиться в борьбе с глобальным терроризмом на уровне разведслужб и служб безопасности, а также в разработке новых инициатив в области нераспространения ОМУ (инициатива «Группы восьми» по безопасности в области распространения ОМУ - ИБОР, Заявления «Группы восьми» о принципах перехвата ОМУ, обязательства по неукоснительному выполнению Резолюции 1540 по вопросам нераспространения, принятой Советом Безопасности ООН на 4956-м заседании 28 апреля 2004 г. и др.).

Ранжируя угрозы национальной безопасности, сегодня многие эксперты на первое место ставят опасность распространения биологического оружия, особенно его новых форм, не подлежащих контролю по Конвенции о запрещении биологического оружия.

Далее следуют - химическое и ядерное оружие.

Принцип ранжирования представляется хотя и спорным, но не лишенным логичности. Этот принцип основан на том, что наибольшую опасность представляет то, что менее всего может быть проконтролировано. Методов национального и международного контроля, наблюдения и измерения любых количеств ядерных материалов достаточно, чтобы незаконная деятельность в области создания ядерного оружия, даже в виде «грязной бомбы» стала известна, и, следовательно, может быть пресечена.

В отношении химического оружия существуют международные меры проверки в рамках многосторонней Конвенции о запрещении химического оружия от 1993 г., которую ратифицировали уже более 170 стран. Мало вероятно, что государстваучастники Конвенции пойдут на нарушение ее основных положений. Однако практически невозможно обнаружить и пресечь разработки в области химического оружия, проводимые высокоорганизованными и хорошо оснащенными террористическими организациями. Невозможно также предотвратить возможность появления новых форм химического оружия, поскольку Конвенцией не запрещены исследования по защитным программам, которые в свою очередь не могут проводиться без наличия отравляющего вещества, от которого надо защищаться.

Наиболее неопределенная ситуация - в области контроля за биологическим оружием.

Конвенция о запрещении биологического оружия от 1972 г., участниками которой на сегодняшний день являются 151 государство, - до настоящего времени не имеет механизма контроля, а многосторонние усилия по разработке соответствующего верификационного Протокола по инициативе США были полностью провалены в 2001 году в ходе Пятой обзорной конференции по оценке эффективности Конвенции.

Возможность применения химического и биологического оружия в террористических целях определяется уникальным сочетанием свойств этих видов оружия, к основным из которых можно отнести:

• супертоксичность (смертельный эффект достигается при применении ничтожных количеств веществ, которые не ощущаются ни при вдыхании, ни при попадании на кожу, ни при потреблении зараженных продуктов);

• особенность физико-химических свойств (отсутствие запаха и способность быстро проникать в организм через одежду, кожу и легкие);

• относительная легкость применения и обучения применению этих видов оружия;

• разнообразие форм и методов скрытного, в любых направленно дозируемых масштабах (от нескольких человек до нескольких сотен и тысяч человек) и в широком диапазоне программируемого времени проявления эффекта (от нескольких секунд до нескольких лет) применения этих видов оружия;

• стертость клинических признаков интоксикации при определенных дозах и при определенных способах применения, что приводит к ложным диагнозам;

• исключительная сложность (чаще невозможность) определения и идентификации использованного отравляющего вещества (смеси веществ) или биологического агента в малых количествах;

• относительная доступность приобретения компонентов химического и биологического оружия и достаточная легкость их доставки в необходимых для террористического акта количествах в любую точку мира и любым видом транспорта.

К способствующим факторам возрастания угрозы химического и биологического терроризма можно отнести и разрушение моральных устоев у некоторых обиженных или материально бедствующих ученых и других категорий работников, ранее занятых в разработках химического и биологического оружия или имеющих доступ к нему, а также эмиграция таких ученых в США и другие страны.

Анализ военно-химического и военно-биологического потенциалов зарубежных государств и возможности их использования в террористических и других целях.

Химическое оружие Несмотря на то, что Конвенция о запрещении химического оружия, вступившая в силу в 1997 году, имеет механизм проверки выполнения ее основных положений, угроза применения химического оружия не уменьшается.

Это можно объяснить рядом причин:

*во-первых, потенциальная возможность применения химического оружия не может быть исключена до тех пор, пока государства – обладатели химического оружия, полностью не завершат уничтожение своих запасов этого оружия (к примеру, Россия при самом оптимистическом прогнозе не сможет уничтожить свои запасы химического оружия ранее 2012 года);

*во-вторых, ряд стран, расположенных в регионах с нестабильной военнополитической обстановкой, отказываются от присоединения к Конвенции (таких стран на сегодняшний день насчитывается около 20) или оговаривают возможность ее ратификации выполнением другими странами определенных требований (например, Сирия требует уничтожения ядерного оружия в Израиле);

*в-третьих, растет число стран, обладающих необходимым научным и промышленным потенциалом, необходимым для производства всех компонентов химического оружия. При этом многие слаборазвитые страны не скрывают, что они присоединились к Конвенции, чтобы иметь доступ к современным технологиями по производству химических веществ.

Перечень стран, обладающих потенциалом производства и применения химического оружия представлен в Приложении, табл. 1.

Биологическое оружие Особая опасность распространения биологического оружия определяется не только возможностью его использования в террористических целях, но и возможностью ведения «скрытой или тайной биологической войны».

Политологи многих стран прогнозируют смещение акцентов в сторону «бесконтактных» действий противодействующих сторон с переходом к избирательному поражению главных функциональных структур противника. Цель, состоявшая ранее в разгроме армии государства-противника и захвате его территории, сегодня меняется на дезорганизацию его усилий в политических, экономических и военных сферах (без существенных военных потерь со своей стороны) с последующим диктатом своих условий.

Выбор биологического оружия для достижения этой цели является наиболее вероятным. Использование биологического оружия даже в незначительных количествах в устрашающих целях может привести к панике населения, дезорганизации государственных структур и в итоге - к опасным экономическим и социальным последствиям. К примеру, даже в самой мощной державе мира – США

– «почтовая биологическая атака» привела к гибели 5 человек и финансовому ущербу в несколько миллионов долларов (перечень стран, обладающих потенциалом производства и применения биологического оружия, представлен в Приложении, табл.2).

Опасность биологического оружия определяется самой природой биологических агентов (биопатогенов) и возможностями его применения не только против человека, но и животных и растений, составляющих основу питательного баланса человека.

Число биопатогенов, которые могут вызывать заболевания людей, животных и поражать сельскохозяйственные продовольственные культуры, сегодня превышает цифру в 3,5 тысячи. Из них несколько сотен потенциально может быть отнесено к компонентам биологического оружия. По оценкам экспертов экономический ущерб в случае использования биологического оружия будет составлять не менее 27-30 млрд.долларов на 100 тыс. пораженных. В порядке справки следует заметить, что из 50 млн. ежегодно умирающих людей во всем мире – 16 млн. умирают от инфекционных болезней, из них доля трудоспособного и репродуктивного возраста составляет более 50 %.

Впервые осознание нарастающей угрозы биотерроризма на мировом уровне нашло подтверждение в принятом на саммите «Большой восьмерки», состоявшемся в США на острове Си-Айленд 1-3 июня 2004 г., Плане действий «Группы восьми в области нераспространения».

В этом Плане появился отдельный раздел, посвященный защите от биотерроризма, в соответствии с которым государства-участники взяли на себя обязательства предпринять конкретные шаги на национальном и международном уровне по предупреждению биотерроризма и защите от него.

В перечень этих обязательств включены: расширение и, при необходимости, создание новых возможностей по биомониторингу в целях обнаружения биотеррористических атак против людей, животных и сельскохозяйственных культур; совершенствование возможностей по предотвращению биотеррористических атак и реагированию; усиление защиты глобальной системы продовольственного обеспечения; реагирование, расследование и ликвидация последствия в случае предполагаемого применения биологического оружия или подозрительных вспышек заболеваний.

В этой связи также приняты обязательства добиваться практической реализации решений, принятых на пятой Обзорной конференции по оценке эффективности Конвенции в 2001-2002 годах.

Потенциальную опасность с точки зрения отнесения того или иного биологического агента к биологическому оружию оценивают по совокупности признаков, к основным из которых относятся:

*незначительные количества биологического агента, способного к самовоспроизведению, для заражения большого количества людей или других объектов воздействия;

*наличие латентного периода от момента применения до момента появления признаков заражения, составляющего от нескольких часов до суток и недель, что обуславливает возможность его скрытного применения и уход от ответственности;

*возможность его производства с использованием оборудования двойного назначения, широко используемого в фармацевтической, пищевой, сельскохозяйственной и других видах промышленности;

способность к диспергированию (распылению) или заражению воды и пищи без потери основных контагиозных свойств;

*возможность выбора мишени (прямое воздействие на человека, животных, растения или опосредованное через воду, почву, продукты питания и т.д.);

*средний уровень профессиональной подготовки, достаточный для производства и применения биологического оружия;

*широкое поле "выбора" потенциальных изготовителей (вся микробиологическая, биомедицинская, фармакологическая и другие виды промышленности);

*возможность и доступность получения генетически модифицированных микроорганизмов с заданными свойствами (например, устойчивых к антибиотикам или к каким-либо заданным параметрам внешней среды);

*доступная стоимость и относительная легкость добывания исходного количества биоагента и питательных сред для последующего его воспроизводства в необходимых для заданных целей количествах. К примеру, стоимость ферментационной установки для производства биологических агентов в количествах, достаточных для крупномасштабного террористического акта, оценивается экспертами примерно в 10 млн.долларов США, а завода по производству вакцин – более чем в 50 млн.долларов США.

Интенсивное развитие биотехнологии, генной инженерии, методов клонирования на протяжении последних 25 лет существенно изменило взгляды на возможность получения новых видов биологического оружия, не подлежащих контролю по Конвенции о запрещении биологического оружия, что и обусловливает особую угрозу мировой стабильности, а может - и существованию человечества.

В целом, "выбор" биоагентов для скрытного ведения биологической войны или публичного использования в террористических целях в любых масштабах и в любых целях (геноцид, лишение источников питания и, как следствие, голод, устрашение, провокация внутренних беспорядков, дестабилизация государственного управления, экономический, социально-психологический и экологический кризисы, физическое и безнаказанное устранение "неугодных" политиков, государственных деятелей, президентов т.д.) столь огромен, что "недооценка" опасности скрытной биологической войны или локального, регионального и глобального биотерроризма сегодня недопустима.

–  –  –

По целому ряду причин эффективность действующих международных механизмов предотвращения распространения ОМУ далека от совершенства.

Одним из наиболее серьезных недостатков режима контроля за нераспространением ОМУ является отсутствие в существующих международных договорах положений, обеспечивающих создание эффективного механизма верификации фактов разработки прототипов конкретных видов оружия массового уничтожения и их компонентов.

Существующие механизмы в ядерной области ограничиваются контролем за ядерными материалами и объектами по их использованию, а также международными и национальными системами экспортного контроля.

Система гарантий МАГАТЭ, даже подкрепленная режимом специальных инспекций, неадекватна задачам предотвращения попыток создания ядерного оружия. Специальные инспекции МАГАТЭ могут проводиться, например, только после получения достоверной информации об имевших место нарушениях гарантий. Данное требование делает проведение таких инспекций МАГАТЭ необычным событием и, таким образом, создает политический «порог допустимости» их применения. Кроме того, значительная задержка по времени между запросом на проведение специальной инспекции и фактическим прибытием в страну инспекционной группы МАГАТЭ может позволить страненарушительнице скрыть (спрятать, уничтожить) признаки незаконной деятельности.

Кроме того, существующие гарантии МАГАТЭ не обеспечивают полностью своевременного предупреждения об использовании плутония и высокообогащенного урана гражданских реакторов в военных целях внутри страны, что создает предпосылки для хищения ядерного сырья.

Существующие или готовящиеся международные соглашения, ограничивающие распространение ОМУ, не содержат однозначных положений о мерах реагирования на уже имеющимися заделы в области разработки ядерных, химических или биологических боеприпасов тех государств, которые присоединяются к договорам. Это ставит нынешний режим нераспространения в двусмысленное и неопределенное положение относительно конечной судьбы уже возможно созданных компонентов оружия. О недостатках верификационного механизма в рамках конвенций о запрещении химического и биологического оружия уже упоминалось.

Нельзя признать эффективной и существующую систему санкций против стран, нарушающих режим нераспространения. Фактически главное содержание таких санкций

- отказ международных экономических организаций в финансовой помощи странам, в отношении которых имеются доказательства или веские подозрения в том, что они производят ОМУ. Между тем наиболее вероятные кандидаты на создание ОМУ в «третьем мире» не испытывают недостатка в свободных финансовых средствах, не нуждаются в помощи МВФ и МБРР и, следовательно, малоуязвимы при введении таких санкциях, хотя определенный сдерживающий эффект они все-таки могут оказать.

Применение «всеобъемлющих» санкций, включающих полную экономическую блокаду страны, по гуманным соображениям также недопустимо, поскольку бьет по интересам народа, в первую очередь простых людей и, как правило, не приводит к существенному внутреннему давлению на военное и политическое руководство страны с целью заставить его отказаться от производства ОМУ.

В целом, отсутствие доступной для всех членов международного сообщества информации о реальном положении дел в конкретных странах и недостаточная транспарентность не позволяет считать сегодняшний режим контроля за нераспространением ОМУ всеобъемлющим и адекватным реальным угрозам.

Таким образом, настоятельная необходимость совершенствования механизмов контроля за нераспространением ОМУ очевидна и фактически поддерживается всеми странами.

Эффективность механизмов ограничения распространения ОМУ, как представляется, может быть обеспечена лишь тогда, когда они основываются на совпадении целей каждого отдельного государства с целями всего мирового сообщества.

Многое в этом плане зависит от того, насколько решительно ведущие государства мира окончательно отойдут от стереотипов прошлого - делению «пороговых и околопороговых» стран на «дружественные» и «недружественные», нанизывание стран на «ось зла» со всеми последствиями такого политического двойного стандарта.

Решение проблемы видится, прежде всего, в разработке системы согласованных и осуществляемых всем сообществом мер, носящих всеобъемляющий и императивный характер и направленных на:

• повышение действенности существующих договоренностей в области нераспространения ОМУ;

• расширение круга участников этих договоренностей с особым упором на превращение «пороговых и околопороговых» стран в равноправных субъектов режима нераспространения оружия массового уничтожения;

• разработку эффективных мер и стимулов, делающих бессмысленным стремление к обладанию ОМУ.

Такой подход в полной мере отвечает и интересам безопасности России, которую не может не беспокоить реальность распространения ОМУ, особенно вблизи от ее границ.

Не менее важным стимулом для решения проблемы нераспространения ОМУ может быть стимулирование процесса по дальнейшему сокращению ядерных вооружений в странах, входящих в «ядерный клуб». Известно, что договоры по сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ-1 и СНВ-2, СНП) резко понижают число ядерных боезарядов у России и Соединенных Штатов, что может служить стимулом в пользу отказа «неофициальных ядерных государств», «пороговых и околопороговых» стран от продвижения по пути обладания ОМУ. Однако эффект может быть более значительным, если и другие члены «ядерного клуба» - Китай, Англия, Франция также сделают шаги в сторону сокращения собственных ядерных вооружений.

Было время, когда официальные представители некоторых из этих стран заявляли, что «зеленый свет» для их движения в сторону сокращения собственного ядерного оружия будет зажжен тогда, когда СССР и США сократят свои ядерные силы на 50 процентов. Подписанный 24 мая 2002 года и вступивший в силу 1 июня 2003 года Договор между Россией и США о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП) сокращает эти ядерные силы не на 50%, а более, чем на две трети, и предусматривает, что к 31 декабря 2012 года суммарное количество таких боезарядов не будет превышать у каждой из Сторон 1700 – 2200 единиц. Хотелось бы надеяться, что этот договор станет действительно стимулом для дальнейших сокращений ядерных потенциалов не только на двухсторонней, но и на многосторонней основе.

В отношении химического и биологического оружия об эффективности контроля за нераспространением можно будет судить только когда, когда соответствующие конвенции станут всеобъемлющими и универсальными реально, а не потенциально, как это имеет место в настоящее время.

К более общим, но безусловно необходимым мерам повышения эффективности контроля за нераспространением ОМУ можно отнести:

• совершенствование мер физической и технической защиты объектов, имеющих в обращении ОМУ, компоненты и материалы для его производства;

• повышение ответственности ученых, работающих в военно-оборонительном комплексе и смежных областях;

• создание моральных, экономических и других благоприятных стимулов для работы ученых на территории своих стран в целях предотвращения «утечки мозгов.

В порядке дискуссии хотелось бы заметить, что одним из эффективных способов предотвращения «утечки мозгов», помимо разработки финансовых и моральных стимулов, могло бы стать расширение международной кооперации ученых и исследователей (созданием международных исследовательских центров), что, с одной стороны, создает условия взаимоконтроля, с другой стороны, формирует «мирное»

мышление ученых, препятствующих разработкам новых видов ОМУ, направленных против человечества. В качестве примера, развивающего это предложение, можно сослаться на одно из решений Обзорной конференции государств-участников Конвенции о запрещении биологического оружия (2001-2002 гг.), предусматривающее разработку «Кодекса поведения ученых», занятых в биообластях. Аналогичные кодексы могли бы быть разработаны и в других областях. Но при этом необходимо иметь ввиду, что пока такие документы не будут носить юридически обязывающий характер и не войдут в перечень основополагающих документов международного права, рассчитывать, что моральные обязательства ученых предотвратят распространение ОМУ не приходится.

В заключении необходимо заметить, что любые меры, предлагаемые экспертами или отдельными государствами, направленные на повышение эффективности контроля за нераспространением ОМУ, могут привести к положительным результатам при соблюдении трех условий:

• повышении роли Совета Безопасности Организации Объединенных Наций в этом процессе и совершенствовании международных механизмов контроля за нераспространением ОМУ;

• формировании международной кооперации в борьбе с новыми угрозами и вызовами и превращение планов «Группы восьми» в реальное Глобальное партнерство;

• усилении роли гражданского общества и гражданского контроля в борьбе с распространением ОМУ.

Представленные предложения являются далеко не исчерпывающими, подлежат обсуждению и дополнению.

Таблица 1 Перечень стран, обладающих возможностями производства химического оружия

–  –  –

"1" Отмечены государства, являющиеся членами Австралийской группы.

Примечание: достаточность технологических мощностей:

**** превышает уровень достаточности *** достаточный уровень ** некоторый уровень достаточности * ограниченные мощности.

То, что две или несколько стран имеют одинаковое количество звездочек, не означает, что их мощности одинаковы. Отсутствие звездочек у некоторых стран может свидетельствовать о недостатке информации, а не об отсутствии производственных мощностей. Отсутствие названия страны в этом списке может указывать на недостаток информации, а не технологических мощностей.



Похожие работы:

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА ФГБОУ ВПО „ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИСТЕТ“ ФАКУЛЬТЕТ АГРОБИЗНЕСА И ЭКОЛОГИИ Кафедра Земледелия КУРСОВОЙ ПРОЕКТ по земледелию (с методическими...»

«Journal of Siberian Federal University. Engineering & Technologies 7 (2014 7) 791-796 ~~~ УДК 621.31:629.78 The Imitation Model of the Autonomous System of Power Supply Vladimir I. Ivanchura, Yuri V. Krasnobayev and Sergei S. Post* Siberian Federal University 79 Svobodny, Krasno...»

«ФЕВРАЛЬ 2014 Тема номера – Здоровье подростков По определению ВОЗ, подростковый возраст является периодом роста и развития человека, который следует после детства и длится до достижения зрелого возраста, то есть с 10 до 19 лет. Это один из критических переходных периодов жизненного цикла, для которого характерны бурные темпы роста и изме...»

«0801527 Технологии для комбикормовой промышленности Безопасные корма Здоровые продукты Гигиеничная конструкция V BUHLER Безопасные корма Здоровые продукты! Ваш партнер в производстве комбикормов Исходное сырье Физиология Биотехнология Биология Перерабатывающие предприятия' Предприят...»

«ХИМИЯ РАСТИТЕЛЬНОГО СЫРЬЯ. 2008. №2. С. 65–68. УДК 543.420.62 + 582.912.3 МЕТОДИКА КОЛИЧЕСТВЕННОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ СУММАРНОГО СОДЕРЖАНИЯ ФЛАВОНОИДОВ В НАДЗЕМНОЙ ЧАСТИ ОРТИЛИИ ОДНОБОКОЙ (ORTHILIA SECUNDA (L.) HOUSE) * С.С. Ломбоева1, Л.М. Танхаева2, Д.Н. Оленников2 © Иркутская государственная сельскохозяйственная академия, пос. Молодежный,...»

«БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Серия «Биология, химия». Том 25 (64). 2012. № 2. С. 3-10. УДК 612.822.3.08 ЛОНГИТЮДНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЗРАСТНОЙ ДИНАМИКИ ХАРАКТЕРИСТИК ВЫЗВАННЫХ ПОТЕНЦИАЛОВ У ШКОЛЬНИКОВ 10-12 ЛЕТ Алиева Т.А., Алядинова Э.И., Павленко В.Б. Тавр...»

«Утверждаю Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Главный государственный санитарный врач Российской Федерации Г.Г.ОНИЩЕНКО 23 декабря 2005 года Дата введения июля...»

«А.Б. Шотин, Д.В. Зубов (Московский государственный университет инженерной экологии; e-mail: ashotin@yandex.ru, zubov@msuie.ru) АВТОМАТИЗИРОВАННАЯ СИСТЕМА НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ДЛЯ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ АППАРАТАМИ ПЕРИО...»

«ХИМИЯ РАСТИТЕЛЬНОГО СЫРЬЯ. 2008. №1. С. 67–72. УДК 630.866.1:633.878.32 БИОЛОГИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ ЭКСТРАКТОВ И ЭФИРНЫХ МАСЕЛ ПОЧЕК ТОПОЛЯ БАЛЬЗАМИЧЕСКОГО КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ Е.В. Исаева*, Г.А. Ложкина, Ю.А. Литовка, Т.В. Рязанова © Сибирский государственный технологический университет, пр. Мира,...»

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ по образовательной программе высшего образования – программе подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре ФГБОУ ВО «Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева» Направление: 06.06.01 Биологические науки Направленность (профиль) Ботаника Содержание п...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.